May 21, 2024

Search form

RUSMOLCO INCREASED MILK PRODUCTION BY 10% IN 2023  RUSMOLCO SUMMED UP THE RESULTS OF CHARITABLE ACTIVITIES IN 2023    RUSMOLCO WILL INVEST 100 MILLION RUBLES IN THE LABORATORY

 

 

You are here

Рациональное зерно

Почему стоит вкладываться в хранение и подработку

По оценке Минсельхоза, суммарные мощности по хранению зерна в России превышают 150 млн т. Около 59% от общей емкости приходится на современные хранилища. Ситуация по округам заметно отличается. Наибольшая доля новых мощностей имеется на Дальнем Востоке, хотя это не удивительно, ведь общая мощность хранилищ в регионе составляет лишь около 2,5 млн т. А вот в ЮФОсовременных емкостей менее половины от общего объема.

Еще лет семь назад "Русагротранс" оценивал мощности по хранению зерна в стране на уровне около 118 млн т. Сейчас они достигают около 135 млн т, сообщает руководитель аналитического центра компании Игорь Павенский. По его словам, основной прирост произошел за счет строительства складов и металлических "банок" непосредственно в хозяйствах фермеров и агрохолдингов, занимающихся как растениеводством, так и переработкой (в первую очередь животноводство). "Осуществлялись и проекты по расширению и модернизации уже построенных линейных элеваторов, и строительство новых, в особенности в регионах Центрального Черноземья, - знает эксперт. - При этом значительное количество мощностей элеваторов, КХП И ХПП остаются технологически устаревшими, имеющими низкую экономическую эффективность и производительность, не позволяют обеспечить должную сохранность на протяжении даже одного года".

Оборудование обновляется недостаточно

С наличием техники по подработке и сушке зерна в хозяйствах страны положение в целом весьма плачевное, считает директор по семеноводству "Петкус Руссланд" Павел Лейман. Износ машин и оборудования свыше 75%, а кое-где и близко к 100%. Ежегодно на восстановление и ремонт этой техники отвлекается довольно значительная часть оборотного капитала предприятий. "Поэтому сейчас мы говорим не об отложенном спросе, а о минимально необходимом, исходя из финансовых возможностей, а не технологических потребностей, - говорит он. - В перспективе по мере улучшения ситуации в этой сфере инвестиции в новое оборудование могут стать основным драйвером развития сельского хозяйства".

Информацию по мощностям для сушки и подработки зерна получить крайне трудно, но если смотреть данные последних сельхозпереписей, то можно увидеть, что количество сушильного оборудования в хозяйствах уменьшилось, что вызывает опасения, комментирует вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут. Подработка в принципе всегда актуальна, считает он. Без нее зерно реализуется по заниженным ценам. Повышенная влажность в данном случае еще более опасна - хранить такое зерно нельзя, можно загубить весь урожай.

Однако, по словам эксперта, далеко не у всех агропредприятий есть средства на покупку необходимого оснащения. "Хотя доходность зерна хорошая, а прибыль, полученная от его продажи, также как и от реализации масличных, перекрывает убытки от других агрокультур, в целом растениеводческие хозяйства испытывают финансовые трудности, - утверждает он. - Нужно массовое производство дешевой, но качественной, современной, актуальной для рынка, а не 25-летней давности техники. Но таковой мало, и она дорогая".

А вот косвенным подтверждением того, что мощностей по хранению достаточно и они выросли за последние годы, в частности в самих сельхозкомпаниях, является тот факт, что аграрии могут довольно долго держать зерно у себя, ожидая подходящей ценовой конъюнктуры, а не продавать товар сразу из-под комбайна, акцентирует внимание Корбут. Хотя основные мощности все-таки сосредоточены у холдингов, в составе которых есть комбикормовые заводы, они отстраивают их для своих нужд, отмечает эксперт.

Относительно того, что на рынке существует дефицит мощностей хранения, данных нет, отмечает директор Центра оценки качества зерна Юлия Королева. А уже готовые к отправке зарубежным покупателям партии зерна, по ее словам, полностью соответствуют ГОСТу и не демонстрируют каких-либо серьезных проблем в зерновой отрасли. Что касается отдельных случаев с качеством экспортируемой продукции, то они возникают скорее из-за того, что у стран-импортеров есть свои особенные требования по сорным карантинным растениям.

Например, в России полевой бодяк не является карантинным, соответственно, аграрии не уделяют много внимания борьбе с ним, а вот, в частности, для Вьетнама отсутствие этого сорняка в зерне принципиально. Поэтому избавляться от семян сорных растений приходится в процессе подработки. Более-менее благополучна ситуация с оснащением сельхозпредприятий техникой по подработке и сушке там, где достигается высокая урожайность и прибыльность в растениеводстве и, конечно, выращиваются высокомаржинальные агрокультуры, продолжает Павел Лейман. К таким регионам можно отнести прежде всего Краснодарский и Ставропольский края, Ростовскую область, ЦЧР и некоторые другие.

В этих регионах наблюдается устойчивый спрос на высококачественное, разнообразное и универсальное оборудование, на котором можно подготовить продукцию высочайшего качества как для экспорта, так и для переработки внутри страны. "Аграрии ЮФО и Центрального Черноземья чаще других приобретают универсальные очистительные машины средней и высокой производительности, в том числе в составе семяочистительных комплексов, - оптоселекторы, вибростолы, протравочное оборудование порционного типа и т. п., - перечисляет он. - Также в приморских регионах активно строятся зерновые перевалочные терминалы со всем шлейфом самых современных машин и оборудования".

В то же время есть регионы (Урал, Сибирь и частично Поволжье), где в силу природно-климатических условий невозможно устойчиво получать высокие урожаи. Список агрокультур в севообороте также весьма ограничен: как правило, здесь выращивают в основном только яровые зерновые и рапс, лен и подсолнечник. Рисков получается больше, а маржинальность меньше. У таких предприятий возможности обновлять оборудование значительно ниже. Поэтому основной спрос в этих областях, как правило, на зерноочистительное оборудование, сушилки, протравочные машины поточного типа, уточняет Лейман.

Российским производителям зерна не хватает качественного оборудования для очистки, сушки и хранения зерна, уверен начальник отдела маркетинга, комплектации и сбыта "Корпорации "Севкавэлеваторспецстрой"" ("СКЭСС") Юрий Гридчин. По его оценке, в среднем по стране дефицит современных емкостей для хранения составляет примерно 20 млн т. Из-за отсутствия высокотехнологичных элеваторных комплексов аграриям приходится размещать свой урожай на складах и под навесами. Отсюда - ухудшение качества зерна и его потери. "Общая емкость современных зернохранилищ, введенных в эксплуатацию за последние несколько лет, составляет около 3 млн т, и этого явно недостаточно, - полагает он. - Оптимально запускать не менее 1 млн т новых мощностей ежегодно".

Рынок оборудования для подработки и сушки зерна в настоящее время перенасыщен, и при наличии средств можно приобрести любую модель или любую комплектную линию, уверяет руководитель отдела зерновой логистики "Бюлер" Дмитрий Корнев. Одновременно во многих средних и мелких агрофирмах и фермерских хозяйствах еще велика доля физически и морально устаревшего оборудования (сепараторы, зерносушилки, транспортное оборудование) еще советских времен, знает он. Это создает дополнительные эксплуатационные затраты и риски, особенно в период заготовки зерна, когда техника работает с наибольшей нагрузкой.

Но по мере укрепления финансового положения хозяйств процесс замещения устаревшего оборудования современными, в том числе импортными машинами все же усиливается. "Поскольку обеспечить проект полностью иностранным оборудованием для многих аграриев пока сложно, активно развивается практика сборных проектов, когда заказчик закупает основные машины (сепаратор или зерносушилку) у зарубежных поставщиков, а вспомогательное (транспортное, аспирационное) - у российских, что в какой-то мере снижает инвестиционные затраты", - говорит Корнев.

Варианты хранения

Одним из доступных вариантов хранения зерна в последнее время стали пластиковые рукава, рассказывает Александр Корбут. Они спасают многих аграриев и используются для первичного хранения, что помогает даже при мощностях по подработке малой мощности забирать зерно постепенно, подрабатывать и продавать уже в хорошем состоянии. По словам гендиректора "Лилиани" (производитель и поставщик оборудования для зернового производства) Армена Налбандяна, общий объем систем хранения в рукавах, заказанных у компании, ежегодно составляет 1-1,3 млн т зерна. Если учесть также мощности, реализуемые компаниямиконкурентами, то получится прибавка примерно в 1,7-2 млн т каждый год.

По словам топ-менеджера, хранение в рукавах - безусловный тренд рынка. "Данная технология имеет много преимуществ. Так, при наличии рукавов недостаток зерноскладов или сушильных мощностей не является проблемой для уборки.

"В рукавах можно сохранить без угрозы потери качества не только сухое, но и влажное зерно, - говорит Налбандян. - Не приходится притормаживать уборку из-за низкой пропускной способности зернотоков или сушилок". К тому же для многих сфер сушка зерна вовсе не обязательна, к примеру, для использования в животноводстве, птицеводстве, комбикормовом производстве. Влажное зерно можно длительно хранить в рукавах с консервантами - при влажности свыше 22-25%, и без консервантов - до 20-22%. А это существенное сокращение себестоимости и увеличение прибыли".

В прошлом году в ГК "Светлый" (Ростовская область) потери из-за несвоевременно проведенного сбора урожая составили 300-350 млн руб. Поэтому компания решила взять вектор на сокращение сроков уборки - десять дней в этом плане гендиректор компании Николай Гончаров называет эталоном. "Для этого мы будем использовать не только свои комбайны, но и еще наймем штук сто, - говорит он. - Для хранения мы активно используем в том числе и рукава, туда можно закладывать пшеницу с влажностью 17-18%, это даст нам возможность начинать уборочные работы еще на 3-5 дней раньше", - говорит он.

По мнению Павенского, для роста валовых сборов и экспортного потенциала страны по зерну необходимо в первую очередь обеспечить модернизацию существующих линейных элеваторов и строительство новых, создавать хабы, позволяющие аккумулировать значительные объемы продукции, осуществлять маршрутные отправки (50- 60 вагонов в сутки) в порты и обеспечивать высокую оборачиваемость элеватора. И в отрасль приходят инвесторы, которые нацелены на инвестиции в подобные технологии.

Современные же мощности по хранению вертикального типа не превышают 35 млн т, считает Павенский. Всего десять линейных элеваторов в стране из порядка тысячи, расположенных на железнодорожных станциях, имеют возможности осуществлять маршрутные отправки, формируя поезда на путях собственного пользования (более 40 вагонов с сутки). Около сорока элеваторов способны обеспечить погрузку в сутки более 20 вагонов (около 1,4 тыс. т зерна).

Основная же часть таких мощностей способна отгружать не более 5-10 вагонов в сутки. К тому же, добавляет эксперт, ни один из портовых терминалов пока не обладает собственными железнодорожными путями для приема отправительского маршрута. "Груженые маршруты, предполагающие длину поезда не менее 44 вагонов, способна принимать только станция, на которой находится терминал", - подчеркивает он. Например, в Новороссийске или Туапсе на терминалы вагоны пока подаются частями по 10-15 вагонов.

Кто и что покупает

Спрос на оборудование для хранения, очистки, сушки и подработки зерна и его особенности диктуются требованиями рынка, отмечает руководитель отдела продаж "Петкус Руссланд" Валерий Борисов. Причем потребности в той или иной технике определяются в том числе назначением зерна. Так, при выращивании продукции на семена зачастую используется орошение полей, но при уборке такое зерно получается с повышенным процентом влажности. Значит, хозяйству обязательно нужно располагать мощностями по сушке.

Зерно, которое поставляется на экспорт, должно быть очищено от всевозможных примесей, особенно в условиях ужесточения норм стран-покупателей. И здесь производителю поможет оборудование для очистки. В последние годы наблюдается спрос на очистители большой производительности и зерносушилки, системы хранения (силоса), машины для подготовки семян и полноценные семенные линии, сообщает Борисов. Также аграрии переходят от покупки одиночного оборудования к приобретению комплексных решений, в том числе "под ключ". При этом спрос колеблется в зависимости от ситуации на рынке зерна, добавляет Павел Лейман. Так, сейчас он стагнирует из-за известных событий с короновирусом и девальвацией рубля.

Основными заказчиками технологического элеваторного оборудования и силосов в последние годы являются крупные агрохолдинги, рассказывает Гридчин. В основном это производители молока и мяса, которые все больше склоняются к строительству собственных элеваторов и комбикормовых заводов. В связи с этим возрастает спрос на силоса различной вместимости, которые используются для хранения зернового и мучнистого сырья при комбикормовых заводах. Также постоянные заказчики "СКЭСС" - экспортеры зерна. Такие компании заинтересованы прежде всего в строительстве мощностей при портах. В среднем стоимость строительства элеватора составляет 12-15 тыс. руб./т хранения. Срок окупаемости предприятия в составе перерабатывающих компаний соответствует сроку окупаемости самого производства, то есть 5-7 лет, портовых терминалов - 2-4 года.

Оборудование как для хранения, так и для подработки бывает как топ-, так и среднего и нижнего сегментов. Первое имеет высокую стоимость, но обеспечивает и большую производительность, длительный срок эксплуатации и надежность, а также низкие эксплуатационные затраты на тонну обработанного зерна, отмечает Корнев. Импортный зерноочистительный сепаратор производительностью 100-120 т/час обойдется аграрию примерно в 4,5 млн руб., зерносушилка на 50-55 т/час, произведенная в Германии, - около 20-22 млн руб. Для сравнения - стоимость сепараторов российских производителей соответствующей мощности составляет около 3 млн руб., зерносушилок - от 10 млн до 14 млн руб. в зависимости от комплектации.

По словам руководителя, сейчас у российских аграриев наблюдается повышение спроса на оборудование среднего и топового ценовых сегментов, так как их кредитоспособность заметно выросла. Постепенно снижается количество спонтанных, ситуационных закупок для решения внезапно возникших проблем на производстве. Сейчас практически все агрофирмы и многие крупные фермерские хозяйства имеют инвестиционные планы на 5-10 лет вперед, знает он. "Такие покупатели все чаще готовы к закупкам оборудования с высокими характеристиками импортного производства, - утверждает Корнев. - Понимая эту тенденцию, российские производители расширяют свои линейки оборудования для хранения, сушки и подработки зерна, и по некоторым продуктам им удалось приблизить характеристики к зарубежным образцам". В результате рынок становится более конкурентным.

Наилучший результат дает использование высококачественного оборудования, имеющего адекватную стоимость, считает Гридчин. "Это значит, что цена должна быть достаточно невысокой, чтобы объект мог окупиться в положенные сроки, но при этом достаточно высокой, чтобы обеспечить развитие предприятия-изготовителя, и оправданно высокой, чтобы производитель этого оборудования мог применить качественные материалы, снизив при этом эксплуатационные расходы потребителя", - поясняет он.

Так, "СКЭСС" применяет высококачественные материалы (например, для изготовления силосов компания использует оцинкованную сталь с инновационным покрытием Magnelis производителя ArcelorMittal). А сами конструкции силосов рассчитаны специалистами проектного института "СКЭСС" и соответствуют нормам Таможенного союза, которые жестче, чем европейские или североамериканские. При этом элеваторное оборудование корпорации имеет сертификаты соответствия и европейским стандартам. Наибольшей популярностью у аграриев пользуются хранилища мощностью в 50-100 тыс. т, добавляет Гридчин.

По словам директора по продажам "FOSS Россия" Елены Култышевой, в последние три года у российских сельхозпроизводителей также наблюдается повышенный спрос на анализаторы качественных характеристик зерна. Это связано с возросшими требованиями к качеству продукции в соответствии с требованиями ГОСТ и ISO на внешнем и внутреннем рынках, объясняет она. Кроме того, постоянно растет количество производителей и переработчиков зерна, использующих комплексные аналитические системы автоматического забора пробы зерна с машин и последующей их подачи в автоматические экспресс-анализаторы.

"На рынке такого оборудования есть недорогие образцы (100-700 тыс. руб.), но они поставляются без готовых глобальных калибровок и требуют кропотливой долгосрочной работы по адаптации к каждой почвенно-климатической зоне, - обращает внимание он. - Но на рынке доступны и анализаторы европейского производства (Inframatic, Infratec и другие) с готовыми глобальными калибровками, построенными на основе математической модели обработки спектров "Искусственная нейросеть"". Такие калибровки, по информации Култышевой, вмещают в спектральную базу несколько сотен тысяч калибровочных образцов и не требуют настройки, что особенно важно в период уборочной, когда дорога каждая минута. Использование экспресс-анализаторов существенно сокращает время на миксование и формирование помольных партий, позволяет контролировать режим сушки на элеваторе и в конечном итоге повышает качество зерна для переработчиков и потребителей на внутреннем рынке.

Новое и хорошо починенное старое

Сами аграрии стараются вкладываться в инфраструктуру, делая ставку как на новые объекты, так и на модернизацию уже имеющихся в зависимости от общего финансового положения. Так, "Дамате" осенью 2019 года запустила новый элеватор в Пензенской области за 0,7 млрд руб., рассказывает гендиректор управляющей компании Рашид Хайров. Кроме того, весной прошлого года группа приобрела "Колышлейский элеватор" на 88 тыс. т в том же регионе у компании "Русагро" за 480 млн руб. В результате общая мощность зернохранилищ агрохолдинга увеличилась до 210 тыс. т. "Все элеваторы, так же как и комбикормовые заводы, расположены в непосредственной близости от наших птицеводческих площадок. Расширение мощностей для хранения позволит повысить рентабельность проекта в условиях ценовых колебаний на рынке зерна", - поясняет топ-менеджер.

В "Русмолко" растениеводство - одно из трех полноценных направлений деятельности, тесно связанное с развитием проектов в молочном животноводстве. "За счет этого направления мы имеем возможность полностью обеспечивать растущее поголовье кормами собственного производства и реализовывать часть продукции на рынке", - комментирует гендиректор компании Суманта Де."Русмолко"производит около 350 тыс. т зерновых и технических культур в год. В 2017 году холдинг ввел в эксплуатацию зернохранилище силосного типа на 100 тыс. т в Пензенской области. Его мощность рассчитана на приемку, подработку и сушку до 5 тыс. т зерна в сутки. Стоимость проекта составила 1,4 млрд руб.

Инвестиции были направлены на развитие нескольких производственных участков элеватора: весовой, приемного отделения автотранспорта с двумя автомобилеразгрузчиками, очистительной башни с двумя параллельными линиями грубой и первичной очистки, бункеров влажного и сухого зерна, зерносушилки, силосов хранения и отгрузочных отделений, перечисляет топ-менеджер.

На элеваторе также функционирует собственная аттестованная и сертифицированная лаборатория, позволяющая осуществлять полный комплекс лабораторных обследований зерна. Все оборудование для комплекса произведено ведущими европейскими компаниями и обладает максимально возможными мощностями. "С вводом в эксплуатацию этого элеватора мы полностью закрыли свои потребности в эффективном размещении собственного урожая. Кроме того, у нас появилась возможность оказывать востребованный в регионе комплекс элеваторных и транспортно-экспедиционных услуг как небольшим фермерским хозяйствам, так и крупным глобальным игрокам зернового рынка", - доволен Суманта Де.

"Елань" (Оренбургская область) в прошлом году закончила газификацию зерносушилок на своем "Заглядинском элеваторе", до этого на предприятии использовали жидкое топливо. "Согласно нашим расчетам, при работе на газе затраты ниже процентов на 40%, - подсчитал гендиректор компании Алексей Орлов. - Также мы произвели заменукровли, провели работу по герметизации стен элеватора, покрыли здание водозащитной краской - все для повышения эффективности и снижения возможности проникновения влаги в хранилище". Инвестиции составили 21 млн руб. Также постоянно идет модернизация складов. В планах замена зерноочистительных сепараторов, строительство цеха по подработке и фасовке продукции зерновых и масличных семян.

Сушка зерна является необходимостью не для всех регионов России, отмечает директор сельхозпредприятия "Заречье" Валерий Киященко (Краснодарский край). "В нашем регионе проблем с влажностью не возникает, имеет место обратная ситуация - нет дождей, - рассказывает он. - Соответственно, сушка зерна неактуальна, при базисе влажности в 14% получается 9-11%". Компания выращивает зерно также и на семена, поэтому оно должно быть особенно чистым. Но в этом помогают современные комбайны - после них подрабатывать нет нужды, уверяет руководитель.

"Светлый" ежегодно инвестирует в ремонт и модернизацию складских помещений и сушилок порядка 100 млн руб., делится Гончаров. "У нас довольно старый фонд, ветхие напольные покрытия вынуждают немало средств пускать на их обновление, - рассказывает он. - Но в целом больших проблем нет, все работы ведутся в плановом режиме". А вот со строительством новых хранилищ есть трудности: сложно и долго оформлять участки земли, процесс занимает от полугода до года, а "Светлому" как раз нужна площадка для возведения новых емкостей. "Сейчас ведем проектирование будущих хранилищ, к июню, думаю, закончим, а к концу года сможем уже установить 10-15 бескаркасных конструкций, каждая из которых будет рассчитана на 3-4 т зерна", - сообщает Гончаров.

Эти мощности позволят работать с большим комфортоми не пользоваться услугами стороннего элеватора. Свой элеватор в группе тоже есть, но он рассчитан всего на 50 тыс. т. Также компания наращивает объемы хранения в рукавах - это позволяет дешево и беспроблемно хранить зерно с влажностью выше базиса. В прошлом году таким способом хранилось 15 тыс. т зерна, а 2020-м объемы будут доведены уже до 50-70 тыс. т, делится планами руководитель. В целом мощности компании по хранению зерна могут вместить 450 тыс. т продукции в пшеничном эквиваленте. "В принципе мы уже близки к насыщению складскими помещениями, буквально через два года можно будет заниматься исключительно поддержанием имеющегося фонда, не вводя шоковые объемы хранилищ ежегодно", - рассчитывает Гончаров.

"Сибирский хлеб" (Новосибирская область) в хранение, сушку и подработку инвестировал еще занимаясь только трейдерством. "До того, как мы сами пришли в растениеводство, у нас уже были соответствующие мощности, купленные за границей", - вспоминает гендиректор компании Павел Миклухин. Впрочем, чистота зерна, по его мнению, во многом зависит от применяемой в поле техники. Если ее правильно подготовить, а сбор урожая проводить в правильные агрономические сроки, то, в принципе, зерно можно и не подрабатывать. Какие-либо мероприятия чаще всего проводятся уже при отгрузке на переработку в зависимости от требований заказчика, так, например, можно поработать над уменьшением процента сорности и влажности. Общая мощность хранилищ компании составляет 100 тыс. т.

Перспективы инвестиций

Стимулы к инвестированию в инфраструктуру зерновой отрасли просты - устойчиво высокие цены на зерно и масличные, полагает Корбут. На госпомощь ориентироваться не стоит, она не может оказываться по всем направлениям сразу, и в собственные объекты вкладываться все равно выгоднее, чем по бюджетной низкой ставке. Хотя тут нужно серьезно подойти к прогнозированию доходности, предупреждает эксперт. "На самом деле экономика развивается, и если государство не допускает резких движений (вроде ограничений возможностей продаж и искусственного снижения цен на сельхозпродукцию), то бизнес постепенно решает вопросы, - комментирует эксперт. - Задача простая - извлечение прибыли, и если выгода от постройки собственных хранилищ, элеваторов или приобретения новой машины очевидна, то агропредприятия ее не упустят". Елена Култышева, напротив, считает, что сдерживает инвестиции в оснащение передовым сельскохозяйственным оборудованием как раз нехватка господдержки в области кредитования аграриев, а также сложности в получении лизинга.

Валерий Борисов среди факторов, препятствующих вложениям в инфраструктуру, называет итоговую стоимость проектов и долгую окупаемость. Другие стоп-факторы - волатильность цен на продукцию и общий кризис экономики (в том числе девальвация валюты), повлекший дефицит оборотного капитала, дополняет коллегу Павел Лейман. Одним из основных ограничивающих развитие данной отрасли факторов Гридчин называет отмену в конце 2019 года постановления, согласно которому производителю оборудования для пищевой и перерабатывающей промышленности предоставлялась субсидия в размере 15% от цены оборудования (с учетом налога на добавленную стоимость).

При этом заказчик (в зависимости от региона) мог получить скидку на элеваторное оборудование не менее 15%, что, безусловно, стимулировало как производителя, так и заказчика к выпуску нового оборудования и строительству объектов для хранения зерна и продуктов его переработки. "В прошлом году пищевые машиностроительные предприятия поставили в один ряд с производителями дорожной и дорожно-строительной техники, что в принципе некорректно, - обращает внимание Гридчин. - Из-за этого компании, которые выпускали пищевое оборудование, в том числе силоса и элеваторы, не получили положенные им субсидии, потому что на них элементарно не хватило денег. Это привело к серьезным убыткам и потере доверия к подобным программам".

Еще одной проблемой, по его мнению, является фактическое отсутствие конкуренции на рынке предоставления лизинговых услуг как в данной отрасли, так и вообще в сельхозмашиностроении. Монопольное положение Росагролизинга, предлагающего наилучшие условия финансирования, но не всегда доступные потенциальным покупателям в первую очередь в плане выбора производителя, сдерживает развитие предложений по лизингу данного оборудования.

Не помогает развитию отрасли и отсутствие требований к хранению зерна. Так, малые хозяйства, которые не имеют возможности строить современные элеваторы, предпочитают хранить зерно на токах и складах, что отрицательно влияет на качество продукта. Ко всему прочему, в России нет государственного стандарта на силосы для хранения зерновых. "Имеет место заявительный порядок соответствия конструкции емкости требованиям безопасности. При этом разные изготовители пользуются совершенно различными стандартами, применяемыми в мире, но далеко не всегда пригодными для использования в России, - рассказывает Гридчин. - Необходимо поставить всех в одинаковые условия - емкости, как производимые в России, так и импортируемые, должны соответствовать требованиям российских норм".

По мнению Александра Корбута из РЗС, по части транспортной логистики в стране все неплохо, хотя, разумеется, здесь тоже есть свои проблемы. Так, еще не решены вопросы с маршрутизацией перевозок железнодорожным транспортом. Например, есть ограничения по маршрутам от РЖД, которые надо изменить исходя из реалий элеваторных хозяйств, с учетом особенностей подъездных путей и т. д.

В случае с автоперевозками остается открытым вопрос с перегрузом. Сейчас отсутствует допуск на изменение осевой нагрузки, но то же зерно перемещается по кузову совсем не как песок, с которым проводились испытания. "Идет изменение нагрузки на оси, и здесь логично ввести допуск в 5-7% отклонения при сохранении общей и средневесовой нагрузки на нее, - считает эксперт. - К допустимой массе автопоезда также есть вопросы: почему в Австралии ходят автопоезда весом и 65 т, и 100 т, а в России нельзя увеличить допустимую нагрузку при условии, что не будет повреждаться дорожное полотно?". По его словам, при увеличении массы транспорта становится более длинным и тормозной путь, что влияет на безопасность движения, но какие-то изменения без серьезных рисков все-таки возможны.

VACANCIES

For the matters of employment and making appointment for interview, please, apply to the HR Department of “Russian Dairy Company”.

 HR Department  

 Тел. +7 (8412) 205-213

o.kupcova@rusmolco.com

All vacancies

+7 (8412) 207 513
info@rusmolco.com
ООО «Русская молочная компания», © 2008—2023